Комментарии
2016-09-08 в 16:24 

Yasia2506
Для затравки с петом вам ударим песней по ушам:

Если пет оказался вдруг из разряда ударных зверюг,
Но при этом и ездовым, атакуй вместе с ним.
Ты задачу ему задай, правду всю ты о нём узнай
А потом уже сможешь решить, как вам монстров крушить

Если подвигам пет не рад, обмочился от cтpаха, гад,
Монстра встретил и взял разбег, вдруг ударившись в бег.
Лучше ткни под брюшину нож, пета стрёмного уничтожь,
Нанеси по нему удар. Здравствуй, ветеринар…

Если ж монстров он отгонял и на них он в атаку мчал,
После фокус вдруг отмочил – тебя в поле лeчил,
На заданье его бери, монстров бей с ночи до зари,
Отдыхать будете потом с верным петом вдвоём.

С петом песню мы пропели, и терпеть нет мочи - ждём признания толпы, очень плюшек хочем!

А теперь споём про орков, мне мой пет поможет, он своим ударным криком мне подвоет тоже:

Гидравлиска снова Вечность на арену выводил, тот летал и всех лупил – настоящий Крокодил!

Хелен пету исполняет соло на гитаре, тот молчит, но от восторга по лапе лапой ударит

Верный йети подземелья для Малефики всегда корешок достанет нужный и каштаны из огня

А Плеяна за собою Босха в поводу ведёт. Скажешь бить ему – ударит, скажешь ехать – повезёт

URL
2016-09-30 в 17:57 

Yasia2506
Ведущий:
Жили-были дед и баба на окраине села.
Курица, как будто Ряба, во дворе у них жила,
Летом внучка приезжала, по хозяйству помогать,
На досуге подсобляла репку из земли тягать.
Только лето пролетело, уж вовсю метель метёт,
И со снегом снежно-белым в гости Новый год идёт.
Дед, кряхтя, с печи слезает, чтобы до ветру сходить,
И попутно начинает своей бабке говорить.

Дед:
Праздник уж не за горами, со дня на день к нам придёт,
Так давай отметим сами мы с размахом Новый год.
Испеки-ка ты нам, Баба, порумяней Колобка,
Вон, яиц возьми у Рябы, ведь снеслась наверняка.
Намети муки в амбаре, ставь опару поскорей,
Я ж достану виски в баре, чтоб отметить веселей.

Ведущий:
Дед сказал, ногою топнул, быстро ватник натянул,
Дверью в сени громко хлопнул и на улицу шагнул.
Ну а Баба, знамо дело, словно в доме был пожар,
После слов командных Деда, тут же бросилась в амбар.
Там она хотела быстро по сусекам поскрести
На заказ ингредиенты как-нибудь, да наскрести.
Только кто-то закупиться на базаре позабыл,
Вид пустых амбарных полок был печален и уныл.

Баба:
Молока нет, что ж такое? И закончилась мука.
А налью-ка я алоэ и добавлю-ка белка,
Тех, что привезла нам внучка, утверждая, будто в кайф,
Будет пробовать те штучки, что придумал Гербалайф.
Раз коктейли и бисквиты в городе из них едят,
То и Дед такой начинке тоже будет очень рад.

Ведущий:
Замесила баба тесто из алоэ и белка,
И слепила через часик ВОТ ТАКОГО Колобка.
Печь сильнее растопила, разровняла теста шар
И изделье посадила на совке да в самый жар.
Через часик ароматы по всей хате разнеслись,
Колобок запах так вкусно, хоть слюною захлебнись.
Баба хлеб скорей достала, снова сунув в печь совок,
И на блюдо опускала аккуратненько его.
Дед давно уже вернулся, на печи лежал, балдел,
Никогда не прикасался он до бабьих всяких дел,
А вот если кушать звали, то мгновенно тут как тут.
К алтарю, видать, за пузо бабы мужиков ведут.
Баба Деду нож вручает, мол, скорей отрежь кусок,
Но внезапно оживает на подносе Колобок.

Колобок:
Вы совсем, блин, обалдели, чтоб меня живого жрать,
Так не буду ни мгновенья своей смерти здесь я ждать!
От ножа в руках у Деда как-нибудь уж отобьюсь,
Укачусь я в лес дремучий, там под ёлкой схоронюсь.

Ведущий:
Как сказал он, так и сделал, через сени вышел вон,
Но в дверях него вцепились Баба с Дедом с двух сторон.
И беглец прорвался с боем, но держали Колобка
Старики довольно крепко за упругие бока.
И в итоге он оставил в дряблых старческих руках
От своей округлой тушки два увесистых куска.
По сугробам покатился бедолага Колобок,
Припадая то на правый, то на левый рваный бок.
Тут выпрыгивает заяц из заснеженных кустов.

Заяц:
Признавайся, шар из хлеба, ты откуда, кто таков?
Почему по тропке катишь без компании ты сам,
Иль не знаешь, как опасно ночью шастать по лесам?

Колобок:
Я ушел от Деда с Бабкой, тем свою спасая жизнь,
Надо мной они хотели проявить каннибализм.
А теперь качусь по лесу, там под ёлкой схоронюсь,
И с тобой, Зайчишка белый, я на этом распрощусь.

Ведущий:
Развернулся, чтобы зайца обойти наш Колобок,
Да задел за куст неловко он разорванный свой бок,
И кусочек вкусной корки вмиг на веточке повис.
Крик расстроенного хлеба был и громок, и цветист.
Но назад уж не приладишь, от того не будет толк.
Покатил наш странник дальше. Тут ему навстречу Волк.

Волк:
Это чем так вкусно пахнет? Это кто ко мне пришёл?
Это ужин новогодний я себе уже нашёл!
Подойди ко мне поближе, или, может, подкатись,
И вон тем румяным боком поскорее повернись.

Колобок:
Блин, ещё один голодный на мой бедный хлебный зад.
Может раньше я вниманью был бы даже очень рад,
Только после Деда с Бабой и наточенных ножей
От подобной Вам компании убегаю поскорей.
Я от них ушёл спокойно, и от зайца укатил,
Да и твой зубастый профиль как-то мне совсем не мил.
Предлагаю распрощаться и по снежному пути
Мне на юг, тебе на север, коль по компасу, идти.

Ведущий:
Сильно Волку не по нраву колобка пришлись слова
И серьёзнейшей расправы избежал тут хлеб едва.
Только всё равно без боя не ушёл наш Колобок,
Вырвал с мякотью Волчара у него румяный бок.
От обиды захотелось сесть под куст и зареветь,
Только нынче не до рёва – из кустов идёт Медведь.

Медведь:
Кто тут шастает ночами? Кто тут катит без дорог,
Своим запахом чудесным выманяя из берлог?
В спячку впасть и так не в силах, хоть давно бы спать был рад,
Так ещё и с ног сбивает этот дивный аромат!

Колобок:
Не спеши-ка ты, Потапыч, есть меня не торопись.
Даже раненый, умчусь я, от когтей спасая жизнь.
Баба с Дедом не поймали, и от Зайца я убёг,
Только мне бока подрали. Больше всех оттяпал Волк.
В общем, тут я не останусь, как бы кто бы ни просил.

Ведущий:
Так промолвил Колобок наш и в чащобу покатил.
Только сам и не заметил разошедшийся малыш,
Что по снегу покатился только хлебный лишь мякиш,
А вся корочка осталась у огромного куста.
Но зато Медведь не спящий от него совсем отстал.
Подмерзая, хлеб наш начал танцы на снегу плясать,
Тут, откуда ни возьмися, мчится рыжая лиса.
Колобка широким кругом обежала пару раз,
И, украдкой облизнувшись, речь заводит, поклонясь.

Лиса:
Кто такой Вы, милый сударь, как попали в лес зимой?
Хорошо ли здесь? Не ждут ли вас скорей уже домой?

Колобок:
Из элитного продукта был я Бабой испечён,
К смерти ночью Новогодней ни за что приговорён,
Потому утратил краски для меня весь белый свет,
Я сказал, да здравствуй сказка, и прощайте Баба, Дед.
И по лесу покатился, Зайца встретил беляка,
С ним собою поделился, после Волк обгрыз бока.
Дальше Мишка косолапый и высокие кусты,
А потом заплутал в чаще, замерзал, и тут вдруг ты!

Лиса:
Вы простите меня, сударь, да сдавать мой начал слух.
От охотников коварных чуть не испустила дух,
И теперь я слышу плохо, милый друг мой, Колобок.
Повтори-ка всё сначала, сев ко мне на язычок.

Ведущий:
Пасть пошире открывает, мол, давай уже, садись,
Да остатками мякушки крепко-накрепко держись.
Колобок развесил уши, на язык лисице сел,
Но лишь по пути к желудку окончательно прозрел.
Не успел ни пикнуть даже, ни на помощь он позвать,
А лисица продолжала хлеб вкуснющий смаковать…

Вы мне скажете, мол, ясен этой сказочки итог,
Что не надо верить в сказки, и что лох был Колобок.
Только я совсем не это вам хотела показать.
Вот давайте к Деду с Бабой в дом вернёмся мы опять.
Баба уж с трудом ходила (трудно бегать в семьсят лет)
И давно радикулитом был измучен старый Дед.
Но, отведав по кусочку, что урвали с Колобка,
Стали, словно молодые, по избе они скакать.
Не хрустит в спине ни разу, и в коленях не болит,
И прошёл у деда напрочь весь его радикулит.
Старики в восторге оба, растопить решили печь
И подобной чудо-сдобы каждый день свежайшей печь.
Зайчик страшно мёрз зимою и ужасно шерсть терял,
Просто так, на ровном месте, в неурочный час линял.
Но, отведав корку хлеба, жизнь свою он изменил –
Перестал на то, чтоб греться, тратить он остаток сил.
Кровь по венам побежала, изнутри рождая жар,
Так, что от зверушки бедной даже шёл порою пар.
Да и шерсть уже не лезет, а лоснится и блестит.
И теперь ему не страшен ни бронхит, ни гайморит.
Волк, оттяпавший изрядно от бедняги Колобка,
Ободрав ему нещадно запечённые бока,
От запоров и от колик с ранней юности страдал,
Никакой отвар от боли до конца не помогал.
Но, отведав запеченный бок от хлеба-беглеца,
Ощутил себя бодрее и свежее огурца.
Всё наладилось с желудком у него за пять минут,
И теперь спокойно может ночью выть он на луну.
А Медведь шатался раньше и зимой почти не спал,
Только вот со снега корку чудо-хлеба подобрал,
Съел её, и сон мгновенно подступил со всех сторон,
Да и вкусом обалденным был Потапыч покорён.
Но в берлогу быстро топать всё же он сообразил.
В уголке улёгся быстро, до весны глаза закрыл.
А Лисицы, что коварно проглотила колобка,
Среди лисьего народа просто так и не сыскать.
Не Лиса уж перед нами, а лисёнок молодой –
Зубки острые из пасти, уши вверх и хвост трубой.
На полянке так резвится, словно в жизни нет забот,
А ведь к лесу подступает добрый снежный Новый год.
Кто не спит, его отметит, да и нам налить пора.
Предлагаю веселиться от заката до утра.
Пусть Liftoff шипит в бокалах и батончик лезет в рот,
Клуб наш дружно отмечает чудо-праздник, Новый год!
И надеюсь, всем понятно – от закуски будет толк,
Если ты в неё добавишь и алоэ, и белок.
Но на этом нашей сказке всё же наступил конец,
А кто слушал, тем вручаем виртуальный леденец,
Потому что жрать реально леденцы никак нельзя,
Но об этом вы и сами точно знаете, друзья.
Попрошу аплодисментов нашей труппе удалой:
Бабе с Дедом, Зайцу, Волку и Лисице молодой.
И Медведя не забудьте. Помашите всем: «Прощай».
И пускай везде и всюду с вами будет Гербалайф!

URL
     

Бред сивой кобылы

главная